Правильная почта между Москвой и Петербургом

Жизнь ямщиков была тяжелой. Вот что сказано в грамоте новгородскому воеводе боярину князю Урусову (1684 г.): «Послана к вам наша Великих Государей грамота, велено ямщикам, которые с почтой гоняют мешкотно и оплошно, учинить наказанье, бить батоги нещадно, и впредь приказать им гонять с яму на ям с почтою с великим поспешением днем и ночью на добрых лошадях, и становились бы на яме в указанные часы и гоняли б ямщики сами по очередям, которые к той гоньбе выбраны, а работников своих не посылали, и никого не нанимали, а на ямах бы нигде не стояли и не мешкали. А велено им гонять летом в час по семи верст, а осенью и зимою по пяти верст, и в том почтари чинятся непослушны по ночам не гоняют».

Жизнь ямщиков была тяжелой. Жалованье ямщикам выплачивалось очень неаккуратно. На одной из челобитных обиженных ямщиков имеется резолюция: «И по нашему великого государя указу козмодемьянским ямщикам Самошке Дегтяреву с товарищами наше великого государя денежное жалованье на прошлый год по окладам им велено дать, и впредь во вся год давать без московские волокиты».

Почтовая тройка на марке почтовой

В 1616 г. было повелено произвести дознание по жалобе ямщиков: вместо положенных 15 рублей они получали только семь, и за такую плату приходилось совершать перегоны по 300, 400 и даже 700 верст. Лошади падали он непосильной езды (лошадь в те времена стоила пять рублей). Ямщики, по их словам, «долгами задолжали, жен и детей закладывали, а многие разбежались». Чтобы установить правильную почту между Москвой и Петербургом, в 1714 г. на еще пустынную, лишенную зачастую поселений дорогу переселили с разных ямских дорог 5048 ямщиков. Петербургские ямы легли своей тяжестью на ямщиков всего государства, их сгоняли даже с таких отдаленных дорог, как Киевская и Азовская.

Сенат предписал губернаторам «выбрать лучших семьянистых и лошадных людей, добрых и зажиточных»,— совсем так же, как требовали в XVI в. Крайняя    дороговизна жизни, болотистые малярийные земли, изнурительная гоньба между Петербургом и Москвой привели к разорению   и   повальному   вымиранию. Так, в ближайшем к Петербургу Тосненском яме из 55 выселков вымерло и разбежалось 45, а в Волховском из 56 осталось всего четыре. Но в памяти народной ямщик с его лихой тройкой сохранился как любимый образ. Более 100 произведений русской литературы посвящены ямщику, причем многие из них, положенные на музыку, стали народными песнями:
Вот  мчится  тройка  почтовая По   Волге-матушке  зимой...

Русский ямщик, который мчался через леса и степи, «обгоняя сокола и ворона», как поется в старой песне, олицетворял волю. «Эх, тройка, птица тройка! Кто тебя выдумал?— восклицает Гоголь...— Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит, черт знает, на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг — только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход — и вот она понеслась, понеслась, понеслась!... Не так ли ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несешься?». Были времена, когда наши потомки не знали, что такое хорошие дороги, у них не было таких понятий как асфальт и дорожная сетка.

Почтовая тройка на открытке почтовой

Ямская почта

От татарского слова «ям-чи» (проводник, путеводитель) произошло слово «ямщик». Первоначально так называли лиц, ведавших ямом — своего рода станционных смотрителей, государственных чиновников. Ямы отстояли друг от друга на 30—40 верст (верста— 1,0668 км). На яме их было обычно два-три. При Иване III они наблюдали за тем, чтобы всегда имелось достаточное количество лошадей и корма для них, и ведали всеми расчетами. С увеличением гоньбы, к 1548 г., они избирались всей округой, городским и сельским населением и отправлялись в Москву, к казначею великого князя. Ямщик целовал крест в том, что «веровать против великого князя не будет и службу свою будет справлять честно и неленостно». Пользоваться ямскими лошадьми могли только ехавшие с княжеской «грамотой подорожной», удостоверяющей, что едут они не по личным, а по государственным делам.

Ямская повинность ложилась тяжелым бременем на население. Чтобы обеспечить себя на случай большого числа проезжающих, ямщики набирали и держали на яме помногу лошадей, так что правительству приходилось порой посылать приставов, чтобы отбирать этих лошадей и возвращать населению. Во второй половине XVI в. характер ямской гоньбы меняется. Население не выставляет на ям лошадей, сошной крестьянин не везет гонцов. Для гоньбы используются «ямские охотники», отбывающие повинность за все общество.

В государственных документах 20-х годов XVII в. они именуются ямщиками. Это слово приобретает иное значение: повозочный, возница, кучер. Жалованье ямщикам высылал «ямской приказ», основанный во второй половине XVI в. Впервые в документах он упоминается в 1619 г. как самостоятельное учреждение, состоящее в ведении специального судьи и дьяков. Находился приказ в Кремле. Деятельности ямского приказа уделялось большое внимание. В разное время во главе его стояли известные государственные деятели, в том числе князь Д. М. Пожарский, выдающийся военный и политический деятель, герой освободительной войны против польских интервентов в начале XVII в.

Таким образом, ямской охотник больше не наемное лицо от общества, но «государев ямщик». Он обязывается иметь трех лошадей. Некоторые исследователи усматривают в этом происхождение русских троек. По наказу из Москвы в охотники следовало выбирать людей «добрых, лучших, семьянистых,  прожиточных». Чтобы ямские охотники всегда находились на яме, ко второй половине XVI в. начинают расти ямские слободы, которым отводятся земли под пашни и покосы. К началу следующего века слободы имеют от нескольких десятков до ста дворов.

Память о ямских слободах сохранилась в названиях улиц. В Рязани, например, еще долго после Октябрьской революции одна улица называлась Ямской слободой, а площадь — Ямской заставой. В Москве и теперь имеются четыре Тверские-Ямские улицы и Тверские-Ямские переулки. Здесь возле старой дороги, соединявшей Москву с Тверью, располагалась когда-то ямская слобода.

Вот мчится тройка почтовая связь

Русская почта — одна из старейших в Европе. Еще в X в. в Киевской Руси существовал «повоз»— обязанность населения предоставлять лошадей от «стана к стану» для княжеских гонцов и других посланных лиц. Население обязано было править тягло: предоставлять лошадей, повозки и возниц для лиц, едущих по государственной надобности и их грузов. Что такое, тягло   —   подати,   натуральные   налоги   и   повинности,   которыми   облагалось неслужилое население: крестьяне и посадские люди.)

Когда в XIII в. татаро-монгольские полчища обрушились на русские разрозненные княжества и подчинили Русь своей власти, здесь уже существовала налаженная почтовая связь — ямская гоньба. О происхождении слова «ям» существует несколько мнений. Одни производят его от русского «емлю», т. е. беру, другие считают, что оно происходит от названия народа «ем», платившего подать лошадьми Великому Новгороду и будто бы при Иване III рассеянного по разным местам для выполнения ямской повинности.

Вероятнее всего, слово произошло от татарского «дзям»— путь, дорога. Позднее слово «ям» обозначало станцию с лошадьми, повозками и возницами, находившимися на содержании населения. Ям состоял из двух-трех изб, обширной конюшни и сараев для овса и сена. Гонцов перевозило теперь не население, а специально отобранные и назначенные лица — ямщики. Тяжесть ямской повинности лежала почти целиком на плечах крестьянства. Боярам и особенно монастырям удавалось заручиться грамотами, освобождавшими от предоставления подвод и от содержания ямов. «Не надо-бе ни ям, ни подвод»,— говорилось в этих грамотах.

В XV—XVI вв. существовала уже хорошо налаженная почтовая связь. Иван III, великий князь Московский, ведал устройством ямской гоньбы, иногда сам подписывал подорожные, где указывались направление, количество подвод, лошадей и полагающийся прокорм. В подорожной 1493 г., выданной приставу, сопровождавшему «немчина Снупса», сказано: «Давать от има до яму по две подводы, а корму бы есте давали на немчиню на яму, где ему лучитца стати, куря, да две части говядины, да свинины, да соли, и заспы (крупы), и сметаны, и масла, да два колача полуденежные по сей моей грамоте».

Австрийский барон С. Герберштейн отмечает, что быстрота езды на ямских лошадях значительно выше, чем на Западе: от Новгорода до Москвы он проехал 72 часа, а его приближенные — 52. Гоньба, существовавшая несколько столетий, была создана для нужд правительства. Поэтому организовалась она в первую очередь на дорогах, важных для государственных сношений. Гоньбу организовывали на вновь приобретенных землях, например в Казанском и Сибирском царствах при Иване IV.

Дата: Суббота, 01 Апреля 2017